22:59 

Дарвин, Снейп, ПЕЧЕНЬКИ!!!

amber13dragon
Чистая совесть холодную постель не греет.

Глава 10

...Ты вывернешься наизнанку,
Себя обшаришь спозаранку,
В одно смешаешь явь и сны,
Увидишь мир со стороны.

И все и всех найдешь в порядке.
А ты - как ряженый на святки
Играешь в прятки сам с собой,
С твоим искусством и судьбой.

В чужом костюме ходит Гамлет
И кое-что про что-то мямлит, -
Он хочет Моиси играть,
А не врагов отца карать... (с)


- Что аврорская дисциплина с Гриффиндором делает, однако. Вы, Поттер, стали образцовым служащим этой доблестной конторы. Какой урок вам преподавали в последние годы, что добились такой реакции? Мои поздравления учителям. Раньше вы только огрызались, а теперь вам привили понятия о субординации? - картинно опираясь плечом о дверной косяк, вещал Северус, и эхо гулко отскакивало от кафельных стен.
- Вы, Снейп, на грубость нарываетесь, на суровую такую, армейскую, - Гарри даже не обернулся на голос, предпочитая беседовать с отражением учителя, а не с ним самим.
- Погодите немного, Поттер, я, собственно, сюда по делу, - Снейп оторвался от косяка и прошёл в середину помещения, огляделся и направился к писсуарам.
- Неистребимая привычка выпускников Хогвартса: все важные дела решать в туалете. У меня, между прочим, свой кабинет есть, и даже кофеварка в нём, - сушить вымытые руки потоком тёплого воздуха из палочки - идиотизм, но на полотенцах экономили.
- Кабинет - это хорошо, но вы меня не поняли. Я в туалет действительно по делу.
- Отлить?
- А вы что подумали?
- Цензурно ответить?
- Да.
- Тогда ничего…
- Будете смотреть?
- Это служебное помещение, Снейп.
- И что? Арестуете меня со спущенными штанами за «превышение полномочий»?
- Упаси Мерлин, нас тогда обоих арестуют за «попрание нравственности». Ну, удачно вам с делами справиться.
Гарри решил ретироваться из туалета. Писающий Снейп! Ну надо же! Не мальчик, однако! Из-за двери донёсся мат, а потом повалил дым. «Я его предупреждал - служебное помещение. Система безопасности сработала ». Про аврорскую СБ ходило множество анекдотов, из них - ни одного приличного. В служебном помещении, прозванном с лёгкой руки Гарри «Тайной комнатой», сами авроры никогда или почти никогда нужду не справляли. Потому что в систему канализации были встроены определители не только наличия оборотки, но и остаточного алкогольного опьянения. А оно у авроров было не то чтобы постоянным, но, скажем так, в маггловском мире с таким анализом за руль садиться не стоило.
Антипохмельное зелье проблемы не решало. Во-первых, Гермиона - добрая душа уже давно добавила туда нечто производное из овса, восстанавливающее печень, во-вторых, обнаружив Антипохмельное в … физиологической жидкости, СБ не материлась и не дымила, а просто отсылала рапорт начальству.
Первоначальный проект, однако, вовсе не предусматривал таких радикальных мер. Министерство, как полагается, объявило тендер на установку Системы Безопасности. (А то за последний год по нему шастали, как через проходной двор, чуть ли не все постоянные клиенты Азкабана.) Тендер выиграли братья Уизли. По-честному. Просто они дали правильному человеку на лапу честный откат. Кому дать - им подсказал родной брат. Близнецы выполнили контракт, сумма которого позволяла пристроить в Норе каждому гному по отдельной комнате, но Министерство зажало большую часть гонорара, придираясь по каждому пункту. Прикинув перспективы отсудить заработанное, ребята устроили мозговой штурм на Гриммо, и в последний момент усовершенствовали техническую сторону проекта: несколько, заранее не оговоренных контрактом, мелочей, так сказать. В результате: анализатор оборотки перекочевал из двери кабинетов в канализацию, стол начальника ежедневно оказывался заваленным рапортами о количестве употребляемого аврорами спирта, а при обнаружении посторонних, справляющих нужду в «служебных помещениях», срабатывала сигнализация в виде матерящегося голосом Филча полтергейста и дымовой завесы удушливого аромата любимых духов Амбридж.

Гарри очень хотелось посмотреть на лицо Снейпа, сразу после знакомства того с блюдом «месть по-гриффиндорски», но природная тактичность и мужская брезгливость взяли вверх. Подумает ещё, не приведи Моргана, что ему и вправду интересно было бы сравнить...
Через некоторое время в кабинет Поттера, размером напоминающий достопамятную кладовку для мётел, протиснулся пахнущий озоном Снейп и невозмутимо плюхнулся в наспех трансфигурированное из жёсткого деревянного табурета кресло.
- Вашим друзьям, Поттер, не достаёт изящества: мат в исполнении Филча так же убог, как и гриффиндорское представление о мести. Слышали бы вы, как матерился Долохов.
- Желаете открыть спецкурс для близнецов по злоупотреблению великим и могучим… гаэльским?
- Поттер, я уже оценил происшедшие с вами метаморфозы, и чего я точно не желаю, так это затягивать наше общение дольше необходимого. Меня попросили снять тёмномагическое заклятие с вашей Системы Безопасности и заставить её нормально работать.
- Это угроза?
- Что же вы так прямолинейно-то, Поттер. Не угроза - деловое предложение. Министерство решило, что один эксперт с подмоченной репутацией им будет стоить дешевле, чем два эксперта с безупречной.
- Там больше, чем два эксперта…
- Три плюс два, стоило догадаться. Зачем вы искали специалиста по ментальной магии?
- Служебная необходимость.
- Дамблдор, даже в виде портрета, - неиссякаемый источник знаний по этому вопросу. К тому же, не имеет сомнительных знакомств в сомнительных кругах. Или вы, как обычно, не ищете лёгких путей?
- Портрет, даже если это групповой портрет Дамблдора, Вольфа Мессинга и кардинала Ришельё, пока не научился снимать кривой Обливиэйт с магглов.
- Ещё Жиля де Ре им в компанию забыли и Калиостро… Поттер, мне ваше нынешнее начальство нравится не многим более моего предыдущего, но мои чувства не настолько глубоки, чтобы снова взяться за решение ваших проблем в ущерб своим интересам. Поэтому давайте обменяемся экспертными заключениями и разойдёмся без фейерверков.
- Они ждали сначала, что я зазнаюсь, потом сопьюсь, теперь вот ждут, что я скурвлюсь. Следующим этапом меня, вероятно, попытаются записать в бабники-террористы, а я назло им веду жизнь тихую, скромную, почти незаметную, без фейрверков.
- Непозволительная роскошь в наши дни, Поттер, – тихая жизнь. А уж скромность - это вы и вовсе погорячились. Не ваше ли имя склоняла вся магическая пресса полтора года?
- Не моё - ваше, а я там так, мимо проходил, - буркнул Гарри.
- Вот именно Поттер, мимо проходили… Вас потом как, совесть не мучила за соучастие в убийстве? Бросили человека подыхать, и даже кровь остановить не попытались. Ай-ай-ай.
- А что было бы, если бы попытались?
- Обливиэйт был бы.
- А вас профессор она как ? Не мучает?
- Я со своей совестью всегда договорюсь.
- Я со своей тоже научился договариваться. Гермиона – девушка принципиальная, но к разумным доводам прислушивается.
- Рад за вас и мисс Грейнджер, и даже не буду спрашивать, как на это смотрит мисс Уизли. Я ценю своё время, Поттер и потому qui pro quo. Я займусь вашей проблемой, а вы убедите экспертов в необходимости делиться. Не то чтобы я опасался за свою репутацию специалиста; копаться в маггловских мозгах и разгребать последствия туалетного юмора Уиззли одинаково заманчивые перспективы, но как один герой другому герою - могу сделать одолжение.
- Когда слизеринец делает одолжение - проверь карманы и банковский счёт, чтобы точно знать, кто кому должен.
- И что на вашем счёте?
- Волдеморт.
- Дамблдор.
- Один-один.
- Я так понимаю, мой ход?
- Учтите, я по-прежнему владелец Старшей палочки, так что дуэль может закончиться не с тем результатом, что вы ожидаете.
- Всё бы вам, гриффиндорцам, палочками помахать, а между тем задача имеет простое решение: я - предъявляю положительный результат, вы - организовываете бойкот в других «служебных помещениях». Предлагаю буфет, там безобразный кофе.
- А маггловские мозги там подаются?
- Всё вам подай, Поттер, на блюдечке с мыслесливом.
- Кстати, о мыслях.

Гарри достал из верхнего ящика стола две вещи: потрёпанную, обгорелую книжку и флакон с серебристыми нитями.

- Согласны? - не то чтобы он на самом деле собирался отдавать это.
- Согласен, - не то чтобы он не понадеялся выдурить у мальчишки вещи, и без того принадлежащие ему.

Глава11

"Любовью болеют все на свете.
Это вроде собачьей чумы.
Ее так легко переносят дети
И совсем не выносим мы."

- Чем может кончиться день, начавшийся со Снейпа?
- Гарри, я так понимаю, это был риторический вопрос?- Гермиона оторвалась от кипы рабочих документов, устилавших кухонный стол.
- Нет, это был вопрос на тему: чем меня накормят в этом доме. Мои нервы требуют чего-нибудь жаренного и желательно без корма для кроликов, который вы с Джинни называете салатом.
- А что ты имеешь против капусты и огурцов?- Девушка подняла, наконец, глаза на собеседника.
- Они зелёные, - как нечто само собой разумеющееся произнёс Гарри.
- Аргумент. И после этого мы поговорим о женской логике, - со вздохом шурша почти рассортированными пергаментами, буркнула бывшая староста и Заучка.
- Нет, мы говорим о странностях судьбы, - жуя бутерброд с куском бекона, цитировал её приятель.
- Иного я не смыслю разговора, - взмах палочки, и под котлом, с приготовленным запасливой Джинни рагу, загорелся огонь.
Сытый и успокоившийся аврор против сытой, сонной ведьмы – это не дуэль, это околокаминные посиделки.
- Без предыстории, я имел сегодня беседу с нашим ожившим покойником. Выглядит он бодро, я бы даже сказал, чересчур бодро…
-Гарри, не заводись, - девушка сдавила пальцами виски; нервы имелись не только у аврора.
- Ладно, я зол. В основном на то, что он знал о моей проблеме с расследованием, а более о том, что проблема на самом деле есть, и без него она решения не имеет.
- Так и не имеет?- Гермиона не верила, что у какой-то проблемы бывает только одно решение.
- Гермиона, я забыл добавить, законного решения.
- Принимаю.
- Я совершено не готов был с ним торговаться, и, что самое обидное, он сделал меня на моей территории, как Годрик гоблинов.
- Что профессор Снейп потребовал за помощь? Орден и пол-Хогвартса впридачу?
- Орден мы ему уже и без того сторговали.
- Так то посмертно-о-о, - протянула Гермиона
- Не искушай. Мы вроде как силы добра, света и тому подобное…
- Тому подобное..
- Не к ночи…
- Прости, это всё мигрень.
- Что-то часто моя головная боль становится общей, - зелёные глаза лукаво блеснули из-за очков.
- Всегда Гарри, я бы сказала, - она любила намёки на те времена, когда мир был куда более контрастным. А цели, несомненно, благими. - Но мы привыкли.
- Что мне Снейп, что мне зной,
что мне виски разливной,
когда мои друзья со мной, - громко и фальшиво пропел Гарри.
- Так что сошло за плату?- вот не нравилось подруге это показное веселье.
- Моя душа, изрядно засиженная его хозяином, Снейпа не интересовала. Я предложил ему учебник. Всё-таки он действительно принадлежит этому упырю.
- О! Гарри! А когда профессор Снейп узнает, что мы заключили контракт на издание этого учебника?
- Думаю.. он узнаёт об этом сейчас…Надеюсь, от Малфоя.

Временами Дарвин считал, что человечество - тупиковая ветвь эволюции. Единственные твари, из известных его лабораторному высочеству, которые с таким упорством и фантазией изменяли собственную среду обитания в худшую сторону. Но конкретно сейчас Дарвин был благодарен отдельному представителю этого неразумного человечества. Они сбежали из каменного мешка на... помойку? Но помойка была весенняя, живописная. То тут, то там виднелись чахоточные заросли боярышника. Среди обрывков пакетов встречались островки травки, вполне здорового цвета. От речки несло - Дарвин принюхался - просто несло: тухлой рыбой, гнилой листвой, натуральной свалкой. Но, о чудо, никакого бензина!
- Граффити, Дарвин.
-??? - Дарвин сделал вид, что не владеет речью и просто пошевелил носом.
- Вид искусства. Между прочим, запрещённое в Королевстве. А нашим стеномазам хоть бы хны, - блудный хозяин рассматривал стены собственного дома, покрытые всяческими изображениями уже даже не в один слой.
- Вот этот шарж неплох. А здесь мне явно польстили, - Дарвин не мог понять, что имел в виду хозяин, говоря о лести? Самой заметной частью картинки был нос, и если бы у человека нос на самом деле был такого размера и формы, его бы не стали звать Слизеринской мышью, а сразу слоном или пеликаном, смотря что принимать за основную характеристику: длину или направление.
- Как ты считаешь, свин, если твоими портретами начинают расписывать заборы - это и есть апофеоз славы или апофигей её же?
«А за свинью ты у меня ответишь»,- Дарвин завозился на руках у хозяина, демонстрируя своё намерение самолично оценить масштаб полотна с высоты собственного пятидюймого роста. Как известно, лицом к лицу лица не увидать… Отбежав на некоторое расстояние, зверёк зарылся в кучу листвы, надеясь, что его эстетическому удовольствию никто не помешает.
- Я в дом, не уходи далеко. Тут могут быть незнакомые кошки и собаки. Доказывай потом, что ты существо разумное и съедению не подлежащее.
Дверь отворилась без привычного сигнального скрипа. Министерство позаботилось о сохранности жилища. Посторонних и раньше в тупичке не наблюдалось, а сейчас даже почтальоны и налоговые инспекторы, забредая по служебной надобности, как-то сразу вспоминали о срочных и неотложных делах далеко отсюда. Так и стояла эта развалюха: вроде и есть, но её как бы нет.
Внутрь комнат аврорат конечно сунул нос, как не без брезгливости отметил Северус. Библиотеку заметно почистили, интересно, где осело? Раритеты, он, конечно, не на виду держал, но некоторые экземпляры были с дарственными надписями от широко известных в узких кругах людей. С некоторым содроганием маг подошёл к простенку между ванной и кухней. «Мда, стены не всегда то, чем кажутся», - произнёс он, касаясь палочкой в произвольных, на посторонний взгляд, точках. Фокус с искривлением пространства был тут не при чём, просто проход открывался в помещение, находящееся в подвале брошенной текстильной фабрики за две мили отсюда. Пыль на ступеньках толщиной в палец лучше всяких чар убедила его в неприкосновенности тайны. Ну и ещё отсутствие в Министерстве почётного караула из дементоров. Лаборатория и Собственная Запретная Секция имени ПП содержали такие образцы и книги, что хватило бы на оргию с азкабанскими стражами и ещё на пару пожизненных осталось.
Расшифровкой или, как говорил сам Снейп, беседой с книгами он увлекался давно.
Магические фолианты были несколько большим, чем хорошо или плохо сшитыми кусками пергамента. Они не только хранили и передавали информацию в виде различных знаков, они жили своей особой жизнью и, как любые живые существа, понимали толк в общении. Проходя сквозь время, иногда преодолевая пространства, книги продолжали копить истории и после того, как в них поставил последнюю точку непосредственно автор. Северус знал, как уговорить инкунабулы, подчас обладающие весьма скверным характером, поведать не только замысел автора, но и историю его прочтения поколениями магов. А вот это и было по- настоящему ценным. А для него просто чудом, одним из тех, причин которого не стоит доискиваться. Книги разговаривали с ним, он принимал это с благодарностью. Для себя он объяснял это так: никого не удивляет то, что портреты разговаривают? А книга? Разве она не более точный отпечаток души? Что скажет нам картина? Пол, возраст и наличие более-менее тугого кошелька. Что можно извлечь из беседы с книгой? Всё! У многих магов нет достоверных изображений, но есть оставленные ими дневники, рукописи, трактаты. Их посредством можно пообщаться и с Мерлином, и с Салазаром, и с кем хочешь. И пожелтевший пергамент расскажет тебе куда больше, чем размалёванный краской холст. Душа с душою говорит, надо только пожелать услышать.

Точно сказать, почему она отправилась именно сюда и именно сегодня, Гермиона не смогла бы даже под Веритасерумом. Слабовата была сыворотка против хаоса её мотивов. Сознание требовало поступать логично: попросить о встрече, отправить сову, ждать ответа. А там уже по обстоятельствам. Он мог и не захотеть видеть кого либо из присутствовавших при собственной смерти. Очень пассивно присутствовавших, почти одобрительно.
Вокруг всё было настолько не волшебным, что достать палочку ей и в голову не пришло. «Замечательно. Расслабилась при мирной жизни, а раньше без homenum revelio я ни к одной двери не подходила. Хорошо, что хоть аппарировать догадалась, а не на автобусе приехала», - этим внутренним монологом девушка пыталась скрасить собственную неловкость. Она чувствовала себя до крайности глупо, прислоняясь носом к разрисованному стеклу и пытаясь разглядеть за ним хоть что-то.

Самый простой способ узнать, дома ли хозяин – постучать в дверь. Гермиона так и сделала. Постучала. «Совсем никого», - это было сказано вслух с заметным облегчением. Но тут зашуршали листья и из пряно пахнущей мусором кучи на неё уставились глазки –пуговки.
- Ой! Кто это? - дверь открылась.
- Мисс Грейнджер? - сказал Снейп человеческим голосом.
Даже на шестом курсе этот мужчина казался невероятно рослым, а сейчас она уткнулась лбом в его губы и поняла, что ниже его всего на полголовы. Более того, в рубашке, без привычных капустных слоёв сюртука-жилета-мантии он потерял половину объёма и казался почти тощим. Крепкие руки придержали её, и когда девушка обрела физическое равновесие и подняла глаза, на бледном лице увидела лишь выражение сдержанного внимания, без такой привычной гримасы брезгливости.
- Профессор?
- А вы кого ожидали здесь встретить?
- Это я не вам.
- Уже и не профессор. Точно.
- Нет… То есть, да… Ой, там в листьях! Шуршит!
- А-а-а не бойтесь. Дарвин не Нагини, на людей не бросается.
- Дарвин?
- Вы здесь с какой целью? Изучаете фауну английских индустриальных предместий на предмет мутагенного фактора?
- Я.. у меня есть нечто, принадлежащее вам, и раз уж вы не умерли, то я подумала, что надо отдать…- зачастила Гермиона.
Вид растерянной и смущённой Мисс-я–знаю-что–вы-сделали-с профессором-Дамблдором-тем-летом позабавил мага. Он привык к совсем другой Грейнджер. Эта была лучше причёсана и, кажется, беседа с ней будет интереснее неизбежной уборки.
- Проходите. Здесь не тот район, чтобы беседовать на крыльце.
- А ваш питомец?
- Проходите - это я обоим сказал.
Дарвину повторять дважды было не надо. Среди природных объектов эта человеческая самочка была самая интересная, и пахло от неё значительно лучше, чем от мусорной кучи. Печеньками пахло!

- Угостить могу только пустым чаем. Лимонных долек не держу, - попытался пошутить хозяин, пока гостья в недоумении озиралась на запущенной кухне. В понимании Гермионы бардак и Снейп были словами-антонимами, а тут царил даже не художественный беспорядок, а банальный срач.
- Вру, и чаю предложить не смогу, - продолжал сокрушённно Снейп, разглядывая труху на дне жестянки. – Сами понимаете, в моё отсутствие аврорат или Министерство запасы провизии не пополняло. Пить нечего, есть только выпить, но раньше пяти неудобно, даже с бывшими студентами, даже бывшему покойнику.
«Это последствия аппарации, или разговора с Гарри, или это посттравматический синдром. Возможно, я отравилась парами каких-нибудь промышленных отходов. У Снейпа не может быть питомца, по крайней мере, такого питомца. Он не может разговаривать со мной так, как будто он - обычный человек, мы - обычные люди. Или это оборотка, или он и вправду умер»
- Так что у нас в качестве закуски и выпивки только светская беседа. Что вы мне принесли?
« Да, что вы нам принесли, милочка».
Снейп резко обернулся при этих словах, и Гермионе почудилось, будто за его спиной взметнулись полы несуществующей мантии, настолько это было знакомо. И воспоминания об Ужасе Школьных Подземелий посыпались, как стёкла в калейдоскопе. Образ человека проступал сквозь наслоение её представлений и предвзятостей, будто тест на палимпсесте или лик на иконе, похороненный под слоями лака и копоти. Все эпитеты сейчас казались шелухой и ребячеством, потому что весенний луч, пробившийся сквозь грязные окна, неожиданно резко выхватил из сумрака кухни и напряжённую фигуру, и раннюю седину в волосах и резкие, не по возрасту морщины. « Сколько ему? Сорок с кнаттами? Он младше моих родителей. У меня война отняла несколько месяцев и пару иллюзий, а у него двадцать лет и …» додумать она не успела. Мохнатое создание обиженно засопело и пошуршало к открытым шкафчикам в поисках съестного.
- Лабораторные журналы, сэр, - из кармана мантии был извлечён свёрток, размером со спичечный коробок.
- Гиппогриф меня забодай, - мужчина направил на него палочку и свёрток превратился в стопку тетрадок, перевитых суровой бечёвкой. - Я попрощался с ними, когда узнал, что в Хогвартсе был большой пожар.
- Рукописи не горят, сэр.
- Да ладно, ещё как горят, адским пламенем, можно сказать. Как они к вам попали? – ей бы оскорбиться, ведь зная профессора, вопрос со слизеринского на гриффиндорский можно было перевести только: «Как вы их стащили»
- После сражения надо было оказать помощь раненным, а путь в больничное крыло завалило, - начала Гермиона издалека.
- Эльфы?
- Попасть – да. Но найти нужный препарат, да среди попадавших полок? Они принесли всё, что уцелело, но мадам Помфри сказала, что основной запас вы поручили Слагхорну держать в подземельях.
- Вы направились туда.
- Да, силы пока были, азарт после битвы не прошёл. Прихожу - Слагхорн вовсю распоряжается и пакует кабинетную библиотеку, как будто других дел нет.
- Узнаю Горация.
- Он вскрыл вашу лабораторию, - может, удастся соплохвоста натравить.
- Не вскрыл, я оставил её незапертой. На всякий случай. Хотя, я не верил, что Слагхорн останется. Ошибся, значит, в который раз…Дальше что?
- А ничего, - не удалось. - Он на меня смотрит, я - на него, потом профессор пришёл в себя и развил бурную деятельность по «спасению того, что осталось от кабинета Зельеварения». А я собрала нужные ингредиенты и зелья; кстати, спасибо вам, теперь я понимаю, что это был Н.З. для всей школы, а не личный директорский схрон, - немного лести сейчас точно не повредит.
- У Помфри было всё необходимое на случай первой помощи, а зная своих коллег, я думал, что там либо первая помощь понадобиться, либо вообще никакая.
- Ой, там всё не так просто оказалось, но я про журналы расскажу, ладно?-
- Рассказывайте.
- Так вот, они лежали отдельно и я их забрала, - вот и созналась.
- Мерлин и Моргана! Пришла и забрала, как, помнится, шкурку бумсланга. Годрикова простота.
- Простота не простата, а Годрик разве был святым?
- Нет, не был, а вот некоторые его питомцы думают, что поступать, как Гриффиндор, можно при любых обстоятельствах, и оставаться при этом во всём белом.
- Алом.
- Светлая память Грюму. Нашли вы журналы, чего ж на растопку их не пустили?
- Один открыт был, а там эксперимент незаконченный оставался…
- Решили почтить мою память, завершив «последнее дело профессора Снейпа»?
- Нет. Я уже знала, что вы всё это время были на нашей стороне, а тут .. меня как Ступефаем поразило. Вы не собирались умирать.
- Неспешные сборы на Остров Блаженных – это, знаете ли, удел немногих.
- Я не о том. Вы были уверены в том, что не умрёте.
- Как бы ни так! Я был уверен, что на этот раз не выкручусь, просто хотел использовать любой шанс.
- Как бы то ни было, человек, который не сегодня-завтра собирается умереть, займётся чем-нибудь другим, а не усовершенствованием антиликантропного зелья.
- Это отвлекает. Momento more к тому времени маячило передо мной чуть ли не круглосуточно и примелькалось больше, нежели ваша, вечно вздёрнутая вверх, рука.
- В любом случае, они снова ваши.
- В любом случае, спасибо,- он взял потрёпанные тетрадки в руки и самодовольно добавил. – Мои защитные чары оказались для вас слишком сложными.
- Три слоя, привязка на кровь. Теоретически, вскрываются Зельем Подмены, но стоимость ингредиентов отбивает вдохновение экспериментировать.
- Я так и подумал, что побоитесь оскверниться Тёмной магией.
- Не в магии дело, - Гермиона смутилась. – Я же знаю, в какой форме волшебники свои лабораторные журналы оформляют. Это всё равно, что чужие письма читать.
- Гриффиндорская добродетель.
- Добродетель, она и в Азкабане добродетель. А «слизеринская добродетель» звучит как оксюморон.
- Сразу видать ваше маггловское происхождение, - тот Снейп, которого она знала, вернулся!
- А сами?
- Не ершитесь. Я не в обиду. Просто это юмор моего поколения, который вы, по счастью, не понимаете.
- Пойду я, сэр. А то у моего поколения тоже есть много шуток, возможно, не понятных вашему. И в мои намерения не входит умереть от смеха.

«Мы странно встретились и странно разошлись», - только и успела подумать Гермиона, как в шкафчике напротив что-то бумкнуло, звякнуло, хрястнуло и пискнуло. Дверка со скрипом отворилась и из шкафчика задом наперёд полезло нечто лохматое, перепачканное с одного боку в масле, с другого в муке, это нечто глянуло укоризненно на обоих спорщиков и потопало прочь их кухни, оставляя за собой жирные следы с присыпкой сверху.
«Кормить меня не будут. Подразнились запахом, но ничем не угостили, только всё хозяину и опять невкусное. Вот пойду и запекусь сам в камине до румяной корочки»
Двое людей смотрели на одно животное, с достоинством удаляющееся из разорённой кухни.
- Я его не покормил, и он обиделся, - с какой-то необъяснимой интонацией произнёс Снейп, - Но в этом доме из съестного только мы с вами, а Дарвин вегетарианец.
- Это радует.
- Кому как, скормил бы вас приятелю, и был бы у нас снова мир и согласие, а так придётся что-то придумывать.
- Из прогорклой муки и масла?
- Из учебника по чарам. Приманю еду из ближайшего маггловского магазина. Незаметно.
- К утру дождётесь, только если Акцио у вас не реактивное. Ближайший магазин - на той стороне реки в двух милях.
запись создана: 02.11.2010 в 23:17

@темы: Снейджер, Лига Драконов, Закон не писан

URL
   

Теория отражения

главная